Previous Entry Share Next Entry
СПЕЦСЛУЖБА
kompromatby_com
4 января 2010 года Александр Григорьевич Лукашенко наконец-то вздохнул с огромным облегчением. Хоть и ненадолго, но он все-таки смог насладиться  полным покоем. Временной передышкой в бесконечной и традиционной для него игре под условным названием «политическое выживание последнего диктатора Европы». Именно в этот день он подписал закон об очередном  переформатировании института «специальных служб». 

В частности, законом «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросу усиления борьбы с преступностью» де-юре было освящено то, что де-факто уже активно процветало – некий Оперативно-аналитический центр (ОАЦ) при президенте РБ наделялся полноценным правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность на территории Беларуси.

Круг окончательно замкнулся. Семья Лукашенко выстроила идеальную (как им кажется) клановую систему, выкинув за ненадобностью исполнителей-чужаков (Шейман, Латыпов, Наумов, Сиваков, Мясникович, Тозик, Титенков, Журавкова, прочие) и сосредоточив в своих руках два фундаментальных ресурса. Силовой: ОАЦ – это ведь и есть полноценная «семейная спецслужба», которая оберегает интересы только Семьи, и которая получила право без согласования с прочими государственными силовыми структурами (прежде всего, судами и прокуратурой) осуществлять любые спец/операции. Вплоть до превентивных арестов, конфискаций, веерных прослушек и тотального слежения «за субъектами условных ДОП / ДОР». Финансовый: все более/менее прибыльные предприятии РБ (преимущественно работающие в металлургическом, мясомолочном, нефтеперерабатывающем, строительном, фармацевтическом, военно-технологическом секторах) имеют так называемые «специальные бухгалтерии» (часть финансовых потоков выведены из общего баланса). Отныне эти «спец/бухгалтерии» монопольно контролирует Семья. Хотя еще каких-то два-три года назад у каждого из прибыльных предприятий имелся собственный (конкурентный) «смотрящий» – уполномоченный представитель либо МВД, либо КГБ, либо КГК, либо Совбеза. Впрочем, Совбез в свои лучшие годы часто получал возможность «доить» квоты и всех прочих структур.       

Большая зачистка

Ручное регулирование Байнета – приятный, полезный, но… исключительно побочный продукт глобальной перестройки всей системы спецслужб Беларуси, которая завершилась аккурат с изгнанием того же Владимира Наумова. Последнего из «могикан». Последнего из тех, у кого было право «карать и миловать» (разумеется, на гораздо более низком уровне, чем это было дозволено гражданину Л.) Последнего из числа так называемых «больших смотрящих». Чуть ранее были «съедены» тандем Титенков/Логвинец, семья Журавковой (с довеском в виде квартета директоров ГП «Белая Русь» - Осипенко, Матусевич, Степанов, Мурашко), Коноплев. А также  Латыпов/Тозик (впрочем, Тозик и сам профессионально в свое время «развел» Урала Рамдраковича), Сиваков (со своими друзьями-дагестанцами). Еще – Сухоренко (выросший на детском питании Шеймана). Сам Шейман (некогда гроза всех прочих «смотрящих», который в одно время умудрился даже начать спец/разработку… Виктора Александровича Л.). Из большой игры были выброшены Чиж, Пефтиев (сейчас просто платит «четверть с дохода»), Мясникович. А сколько биографий, активно испоганенных Семейным кланом (по мере его – клана – становления) вообще прошло мимо общественного внимания? Из-за банального незнания фамилий / технологий вымогательства / сроков временной отсидки / времени последующей эмиграции. Да бог  с ними, с этими сотнями (тысячами) бизнесменов средней и чуть крупнее руки. Сами виноваты. Я же речь виду о куда более интересном явлении – монополизации Семьей права на использование силового государственного (читай – репрессивного, оперативно-следственного) ресурса для обеспечения… стабильности работы теневых финансовых потоков... 

Правда, нынче все то, что делалось тайно (ниже я скажу о схемах), теперь получило абсолютную правовую легитимацию. И ведь до чего же грамотно все обставлено. На годы вперед думают. Скажем, возмутится какой-нибудь Савенок, директор РУП БМЗ тем, что его годами нагибали и «четвертушку» ежемесячно забирали в Семейный общак. Подаст в Лондонский Высокий суд иск на получение компенсаций от оффшора Семьи (а таковых уже после ухода Лукашенко окажется немало). А ему на стол очень веский аргумент – «все было по закону!» Я говорю о тех судебных процессах, которые обязательно начнутся после ухода Семьи – слишком много странных дыр будет обнаружено в бюджетах многих предприятий. И как-то надо будет искать ответы на однотипные вопросы: «кто, как и сколько изымал денег у всех этих «пром/передовиков»?»   А все дело  в том самом славном Законе РБ № 107-3 (от 4 января 2010 г.) и  в его крайне интересной статье № 131: «Особые условия проведения оперативно-розыскных мероприятий». Где черным по белому прописано, что «в случаях, требующих оперативного принятия мер по обеспечению безопасности общества и государства, в целях предупреждения, пресечения тяжких и особо тяжких преступлений проведение оперативно-розыскных мероприятий, указанных в части второй статьи 13 настоящего Закона, допускается на основании мотивированного постановления…»

А дальше следует перечень фамилий/должностей, кто имеет право организовать любой «оперативно-следственный беспредел». Ну, для отвода внимания можно, конечно, периодически устраивать показательную слежку за оппозиционными активистами. Сколько потом будет разговоров. Хотя львиная доля ресурса на самом деле пойдет именно на организацию бесперебойного… сбора обязательной дани с крупных, средних и мелких предприятий. Для чего все (подчеркиваю, все) директора этих предприятий сразу попадают в ДОРы ОАЦ (раньше ДОРы были прерогативой «смотрящего» за заводом ведомства – МВД, КГБ или КГК). Пасут их круглосуточно. Без выходных и праздничных. И самое главное – делают это совершенно законно.   

Процент «смотрящему»

Так или иначе, пока внимание общественности (и весьма оправданное возмущение) зациклено на правительственных планах «китаизации» или даже «северо/кореизации» белорусского интернет-пространства, новая спецслужба проводит  куда более важные спец/мероприятия. Без всякого внимания со стороны той самой общественности. И надо признать, что данная перестройка спецслужб, затеянная интеллектуально слабыми, но исключительно циничными отцом и сыном Лукашенко, была проведена быстро, грамотно и очень даже выгодно для самой Семьи. Неизвестно ведь, что в самое ближайшее время случится с монополией «клана Лукашенко». Может, он и продержится еще пару/тройку лет. А может, скоропостижно рухнет уже завтра. Причины неважны. Важны только последствия. В том числе и для Семьи. Но, как я уже сказал, наделенные невероятной чуйкой отец и сын Лукашенко, буквально, унюхали главную истину своих последних монопольных дней: только внутри Семьи можно будет решить ключевые задачи последующего выживания и последующего сохранения собственного Семейного состояния. А это ведь не парочка миллионов долларов, которые можно вывезти в расширенных карманах, сундучках или детских подгузниках. Речь идет о сотнях миллионов долларов/евро, распиленных на две неравные части – одна в КЭШе (хранится не только в РБ), другая – на счетах специальных фирм.  И решить эти задачи можно только за счет ресурса самой Семьи. Никаких чужаков и близко быть не должно. Даже самые верные псы – как те же Шейман В.В. или Макей В.В. – при определенных обстоятельствах быстро и документально все «сольют» на сторону. Наумов  ведь слил и тут же получил свой собственный сладкий бонус – деньги, гарантии, неприкосновенность от боевиков Александра Григорьевича. А решать придется многое.  Чтобы не остаться в итоге с разбитым корытом.  Как уже упоминавшийся всуе Бакиев.

Реальные задачи у новой спецслужбы (называйте ее скромно - ОАЦ) куда серьезнее, чем мониторинг инет-сферы. Во-первых, это максимальная зачистка кулуарной информации. Уничтожение всего того, что по недомыслию или по недосмотру,  или по инструкции накопилось в архивах. И что, так или иначе, бросает насыщенную иссиня-черную тень на членов Семьи. Во-вторых, это резкое увеличение наполняемости собственных (Семейных, естественно) закромов. Теперь все  теневые деньги идут исключительно в Семейную (граждан Л.)  казну. Раньше часть денег шла непосредственно смотрящим структурам, часть уходила в президентский «общак». А, кстати, вот и самый интересный вопрос: «сколько платит КЭШем руководство того же РУП «БМЗ» курьеру-смотрящему от Семьи»? Отвечаю: необлагаемый налогом «карточный  платеж» (т.е. согласованный по графику-шахматке) Торговых домов БМЗ на условные счета Семьи составляет 6,5-7 млн. долларов. Квартально или в полугодие, или же помесячно – зависит от многих факторов, главный из которых «текущая прибыльность РУП».  Второй непраздный вопрос: сколько всего предприятий сегодня платит Семье? Отвечаю: активных и, скажем так,  дорогостоящих, хорошо «упакованных» плательщиков – чуть более 70. Пассивных и «дешевых» – более 2000 тысяч. Частных плательщиков (с небольшим наполнением – до 1 млн. в год) – более 1000. Судя по всему, вам предстоит решить простейшую арифметическую задачу: «какой общий (в абсолютных долларовых цифрах) объем теневых платежей в месяц собирают курьеры Семьи Лукашенко»? О легендарной «шахматке» (раскладке – сколько с какого директора следует «снимать» денег) стоит сказать особо. Наумов, между прочим, добавил немало пикантных деталей в «единый рассказ» о том, как происходит сбор Кассы (раньше – для смотрящих кураторов и Семьи, сейчас – только для Семьи). Среди многочисленных и весьма красноречивых пассажей (не только наумовских), выделю такой: «у каждого директора есть такой себе спец/зам, который и контролирует теневую кассу предприятия и все его Торговые дома. Торговые дума – это эффективные прокладки для проводки денег по двум, трем, четырем разным счетам. Напрямую никто и никогда ничего не продает. У него все реальные документы на руках. Реальная бухгалтерия.  Все данные по доходности каждой сделки. Там полный расклад – через кого продают, фамилии контрагентов, когда и куда идут платежи. Этот зам больше похож на дополнительного финансового директора. Без заноса в трудовую книжку. Иногда спец/зам знает куда больше, чем главный бухгалтер предприятия или сам генеральный директор». Так вот: президентская перестройка белорусских спецслужб среди прочего затевалась и для вполне конкретной цели (помимо того, чтобы ослабить сокрушительный  страх АГ перед КГБ).  ОАЦ (под неформальным водительством Виктора Александровича Лукашенко) начал скоропостижно и жестко менять этих самых «спец/замов». Ну, или даже не так – менять начал лично Лукашенко-сын (ОАЦ пока только формировался/задумывался). И сразу же столкнулся с мощным противодействием со стороны старых «кураторских» структур. Вот так незамысловато (из-за невиданной жадности одного фраера – а ему ведь прямо говорили: «бери свое, остальным оставь немного и все будет тихо») и началась большая война силовиков за право «курировать» прибыльные предприятия. Война длилась около семи лет. И жертвами этой войны стали многие  ключевые фигуры. Особенно больно высекли Степана Сухоренко, который на короткий миг добрался до вожделенной цели (председатель КГБ), а после очень болезненно упал. Сухоренко, между прочим, очень специфический субъект – крайне агрессивный и чрезвычайно активный. В какое-то время он стал курировать неформальный институт КГБ-шных «смотрящих» на промпредприятиях. Устраивал масштабные провокации. В том числе спецназовские маски-шоу с последующей выемкой документов и превентивным помещением в «американку» особенно несговорчивых. Трудно поверить, но у Степана Николаевича имелся один странный пунктик – он нередко лично садился в спец/транспорт и часами обеспечивал «наружные мероприятия». Проще говоря, неистово любил человек слежку. И считал себя… человеком Семьи. Как, впрочем, и  Наумов. Но, как и тот же Наумов, не забывал о собственных интересах. О Викторе Владимировиче Шеймане говорить можно часами – столько грязных следов оставил человек после себя. Имея на плечах весьма специфический «мозговой аппарат», он, буквально, собственноручно протоколировал все свои уголовно-наказуемые инициативы. Впрочем, Шейман достоин отдельного повествования. Больше всего, по понятным причинам, досталось двум ведомствам – Комитету государственной безопасности и Комитету государственного контроля. С КГБ все ясно – ну не переваривает Лукашенко эту структуру. Не понимает и не переваривает (нынешний глава КГБ Зайцев– не в счет). У КГК проблемы начались, когда некто Анатолий Тозик (человек крайне низкого роста, но с чрезвычайно большими комплексами и спец/обувью «на 10 см») неожиданно для многих заигрался и стал собирать компромат на всех подряд. В том числе и на президентских курьеров при пром/предприятиях. Тозик, кстати, еще одна жертва перестройки. Его просто выгнали взашей куда подальше от Минска.

Если же ставить системные вопросы, то придется признать, что прародители ОАЦ выбрали идеально правильные цели для главных ударов. И у КГБ, и у КГК разрушены были ключевые управления, занимавшиеся экономической, финансовой разведкой и контрразведкой. В частности, в КГБ полностью было разгромлено управления экономической безопасности – ключевые сотрудники уволены, оперативные дела остановлены, специальные мероприятия по «субъектам» остановлены, а на зачистку документальных архивов направили нового начальника Юрия Щуревича. Затем были показательно арестованы начальник Управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией Михаил Михолап и начальник Управления по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом Александр Метелица. КГБ еще какое-то время посопротивлялся, а потом выбросил белый флаг. Сегодня эта структура полностью контролируется дуэтом Зайцев (председатель) / Вегера (заместитель) и выполняет исключительно функцию «обеспечения» для ОАЦ. С Комитетом госконтроля Семья разобралась и вовсе изящно. Назначив на ключевую должность трусливейшего Зенона Ломатя, и арестовав начальника департамента финансовых расследований КГК Анатолия Громовича. Громович, замечу попутно, также отличался расследовательской активностью, относился к неформальной команде Тозика и считался выходцем из… КГБ (возглавлял Управление КГБ РБ по Брестской области). Наконец, Семье нужны были гарантированные «зеленные коридоры» на границе и на таможне (все-таки преимущественные потоки обеспечивали экспортно-ориентированные предприятия). Если с погранцами все было ясно с самого начала – все топ-менеджеры ОАЦ выходцы именно оттуда. Правда, не обошлось без жертв – грубо и брутально был арестован Евгений Комарницкий, заместитель председателя Комитета (и еще несколько более мелких клерков).  Комарницкий вместе с Гапоненко (руководитель следствия) просто полезли наверх с докладными записками о странной активности некоторых фирм. Финальный аккорд – разгром «группы Наумова». Сегодняшний итог – в Беларуси есть только одна полноценная спец/служба. Оперативно-аналитический центр. Но существовать эта группа будет ровно столько, сколько у власти Лукашенко А.Г. По той простой причине, что это частная (пусть и на государственном обеспечении) структура.   

Зловещий мозг

Однако вернемся к реальным задачам ОАЦ. О первых двух (чистка и сбор теневых денег) было сказано выше. Теперь третья задача: выявление потенциальных «кротов» в системе. Ребята должны точно оценить вероятность того, что кто-то из чиновников высокого ранга потенциально сможет (или захочет) сохранить какой-то компрометирующий документ и предложить превентивные меры. Особенно эта задача актуализировалась после грамотно организованных побегов членов команды Наумова. Четвертая задача ОАЦ: изъятие документов в прокуратурах, следственных управлениях, судах первых инстанций и т.д. Особенно документов, имеющих отношение к так называемым «бизнес-делам». Речь о тех самых «вымогательских делах» (в роли вымогателя – государство), когда бизнесмена сажали под последующий денежный выкуп. Список будущих свидетелей (тех, кто неделями и месяцами вкушал тюремную пайку, пока не рассчитался за свободу) поразительно огромен и поразительно представителен. Пятая задача: информационные сопровождения всех сделок Семейных фирм (а таковых в Беларуси множество). Сбор информации о контрагентах. Обеспечение «информационного вакуума» до, во/время, после сделки. Между прочим, Семья имеет свои доли (прямо или косвенно)… во многих совместных предприятиях – российско-белорусских, белорусско-немецких и т.д.    

В любом случае, идея с созданием ОАЦ себя полностью оправдала. Для Лукашенко и его Семьи. Этим решением он одновременно решил несколько стратегических задач. Поставил точку в войне силовиков, зачистив всех прочих. Окончательно разгромил КГБ, выбив оттуда последних профессионалов и превратив в низовую структуру по сбору оперативной информации. Обрезал  «хвосты» (зачистил информацию). Убрал лишних свидетелей (закрыл им уши и глаза). Обеспечил тишину на так называемый период «ухода» (это когда клан Лукашенко попытается вывести из Беларуси все свои активы). Окончательно закрыл для себя «тему Шеймана». Правда, это не означает, что твердолобый Виктор Владимирович когда-нибудь не прозреет и не поймет, что его просто готовят на роль ключевого «козла отпущения». А если поймет – ломанется по дорожке Наумова.

Так что там с КГБ? А ничего. Нет такого. Президент Беларуси всегда боялся КГБ. И всегда не любил эту контору. Потому что «комитетчики» для него были чужими. И потому, что знали слишком много. А еще потому, что не хотели делиться с Лукашенко всей собранной конфиденциальной информацией. Боялся президент и того, что КГБ в любой момент может организовать общереспубликанский саботаж. Или заговор. Или ненасильственное смещение. Лукашенко не любил КГБ еще и потому, что именно эта структура в свое время помогла ему насытить скандальный антикоррупционный доклад конкретными фактами против окружения председателя Совмина РБ Вячеслава Кебича. Этот разоблачительный, профессионально сделанный «гэбэшниками» (или контрразведчиками – роли не играет) доклад и стал трамплином для невероятного скачка провинциального и вечно обиженного депутата на высшую выборную должность. Сегодня Лукашенко может спать чуть спокойнее. Полноценного КГБ больше нет. Есть Контора по сыску. Карьера же Зайцева Вадима Юрьевича, генерал-лейтенанта, председателя Комитета государственной безопасности РБ, 1964 года рождения, имеет прямую зависимость от близких отношений с гражданином Лукашенко В.А. Эта зависимость прямая и даже болезненная. Зайцев В.Ю. «не отличается стратегическим мышлением, не склонен к принятию самостоятельных решений, специализируется на первичном анализе оперативной информации, интеллектуально скован». Цитата не моя. Догадайтесь с трех раз – чья она?   Зайцев, между нами говоря, это плоть и кровь Лукашенко-младшего. Того самого Виктора Александровича, который в юности стрелял в ночном клубе по ногам «хоккеистам», а сегодня искренне верит, что может самостоятельно играть в большие игры. ОАЦ же – это нынче мозг клана Лукашенко. Мозг криминальной Семьи. А КГБ вернулось на первые роли в выполнении оперативно-розыскных функций. МВД же вернули на улицы, к самой грязной работе – жестоко бить оппонентов, пугать, оскорблять, стоять живым щитом во время акций протеста. В общем, МВД – пушечное мясо (руководство которого позже и будет отвечать за конкретные преступления); КГБ – мальчики на побегушках; КГК – страшила для директоров.  

Хищный наследник

ОАЦ – это в какой-то степени и наследник шеймановского Совбеза. Только с иным базовым лицом и совершенно невероятными функциями. И создано это провинциальное спец/монстрище при непосредственном участии Лукашенко В.А. Так вот, Виктор Александрович – крайне среднего ума персонаж – в свое время все-таки просек две ключевые истины. Первое: Папа реально хочет иметь собственную спец/службу, которая будет безжалостно и крайне агрессивно заниматься полит/сыском. Без лишних вопросов. Потому что основа государства Лукашенко – тотальные репрессии. Других основ нет. Хотя иные европейцы любят вальяжно, за кружкой пива рассуждать о важности «диалога» с «белорусским президентом» (впрочем, то совсем иная тема). Второе: сам Виктор Александрович хотел использовать новую (Семейную) спец/службу для… замены прочих «смотрящих» из крупных бизнесов и гос/предприятий. И собирать дань с Мозыря, Новополоцка, Жлобина и прочих, прочих. Кратко повторю: как именно устроено система? На каждом привлекательном предприятии сидел куратор (большой человек в больших погонах). Из КГБ. Потом часть кураторов заменили кадры Тозика (КГК). Еще позже во все это влезли орлы Наумова. Где-то рядом бегали курьеры Шеймана, Сухоренко, очень редко Сивакова и Коноплева. Так или иначе, куратор забирал большую долю себе и следил, чтобы еще часть доли шла в общак президента. Система была изящно дополнена «торговыми домами» (это такие себе офшорки - за пределами Беларуси, в каком-нибудь Каракасе или Смоленске). Заматерев, Виктор Александрович решил сменить всех кураторов и сделаться базовым «смотрящим» по кураторам. Все – точка. Кто был не согласен – ломали и выбрасывали. Дольше всех сопротивлялся Наумов, который считал себя… членом команды Лукашенко-младшего. Шеймана, буквально, поставили на колени. Он молил и плакал. Не единожды. В том числе и в присутствие обоих Лукашенко. Но его без всяких сантиментов и в прямом смысле послали в известном направлении. Сейчас на «ключах» все свои.  А нынешний глава Госконтроля  Ломать настолько труслив, что ради личной безопасности готов сдать собственную семью под арест. Что и было сделано парочку лет назад. Впрочем, Ломать  в нынешней Семейной системе - Никто. Полнейшее. Ниже, чем Сидорский. Вообще пустое место. Нельзя так о человеке, но Ломать, увы именно такой.

И еще кое-что. Считалось, что создание единой спецслужбы (ОАЦ с довеском в виде зайцевского КГБ), позволит серьезно нейтрализовать… влияния, скажем так, российских контрагентов, которые годами собирали информацию внутри белорусских силовых структур. Тот же Зайцев (в послужном списке которого продолжительная учеба в Московском высшем пограничном командном училище КГБ СССР, Академии Федеральной погранслужбы России и Военной академии Генштаба ВС РФ) должен был составить и курировать своеобразное «досье» – с кем и через кого можно договорится в России чекистской. Только вот маленький пакостный вопросик: кто такой Зайцев для путинской команды?

Оптимистический итог

… А с КГБ у Лукашенко все-таки никогда не складывалось. С тем КГБ, в котором работали профессионалы (неважно, какого сыска). Александр Григорьевич до умопомрачения боялся всех этих генералов и полковников с каменными лицами. И травил их. Травил нещадно. Травил всегда и везде. Пока не вытравил всех и пока не насытил КГБ провинциальными выскочками. И все равно… продолжает бояться. А все потому, что этот трусливый «лидер» хорошо понимает, что у КГБ слишком длинные уши и слишком большие архивы, чтобы все его «венценосные решения» и «криминальная дележка» бюджетных денег исчезли в таинстве времен. Лукашенко ненавидит КГБ до зубовного скрежета. Но это ненависть совсем  непохожа на ненависть старого политического диссидента. Скорее это ненависть мстительного, завистливого человека, которого не очень-то любят и чаще презирают…

Я это все веду к тому, что настоящий, реальный рубеж обороны Лукашенко – это не Совмин, Национальное собрание, Центризбирком или МВД с КГБ. Его рубеж - это всего лишь ОАЦ. И арест всего пяти/шести человек – решение патовой ситуации, затянувшейся на 16 лет. Семейная группа и в самом деле крайне узкая: отец (АГ) и сын (ВА) Лукашенко. Почти как Курманбек и Максим Бакиевы, которые открыто грабили киргизский бизнес, отбирали собственность, пользуясь государственным силовым ресурсом и стреляли в сопротивляющихся. В Семейную группу входят также:  Зайцев (КГБ), Вегера (КГБ), Вакульчик (формальный руководитель ОАЦ, зиц-председатель), Веремко (директор Департамента финансовых расследований КГК), Матюшевский (вчера – зампред НАцбанка, сегодня – глава ручного БПС-банка). И еще пять/семь менеджеров-вымогателей пониже рангом. Т.е. тех, кто подобно комиссарам развозит «указания к исполнению». Все они хорошо упакованы. Где-то рядом бегает Макей. Он, конечно, не член семьи. Но пронырлив. Подобно Алексащке Меньшикову при Петре I. Правда, при первейших признаках грандиозного шухера (а надо сказать, что у Макея в той же Московушке имеется свое собственное доверенное «ушко»), Владимир Владимирович  быстренько растворится. В прямом смысле слова. И вряд ли его можно будет найти в первые год/два «без Лукашенко». А потом сам найдется – начнет втираться в доверие к новым и потихоньку повторно делать карьеру. Что касается таких персонажей как Жадобин, Ермошина, Сидорский, Семашко, прочие сотни статистов, то сегодня самое время начинать смеяться. Все эти субъекты, прошу прощения, действительно выглядят наипоследнейшими лохами – за самую грязную работу им платят копейки (ну что такое, положим, 10 тысяч «зелени» для Лидии Михайловны в месяц?), а сбежать им будет некуда. И кое-кого показательно готовят отвечать на маленьком таком нюрнберг-процессе с белорусским акцентом. Короче, ключ режима, его ядро ничтожно. А, между прочим, это еще один сценарий. Реален или он? При использовании определенных технологий – безусловно. И к тому же он крайне не дорогостоящ…


Автор:
Михаил Подоляк

В продолжение темы: «КГБ и Лукашенко: страх и ненависть»



kompromatby.com/2010/06/21/specsluzhba.html

?

Log in